Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

пятница, 16 июня 2017 г.

Матрёшка-парк

 
   Я всегда знала, что наш зоопарк хороший. Однажды в нём родился редкий зверь лигр - сын льва и тигрицы. Но вот о том, что наш зоопарк - матрёшка, я впервые подумала, когда, пройдя на территорию по свежекупленному билету, увидела дополнительную вывеску: "Динопарк". Вход 200 рублей. Игорян взмолился: надо!
   Ну, пошли. По второму свежекупленному билету мы попали на вторую территорию, с которой доносились гулкие, утробные завывания и другие звуки юрского периода. Игорян сначала напрягся, но довольно быстро сообразил и успокоил меня:
 - Ты думаешь, что это динозавры так кричат? Это динамики!
Вокруг было очень много зелени, в том числе и пальм.
   Недалеко от входа стояли в ряд три больших яйца ростом с человека. Из среднего время от времени вылуплялась голова динозавра-детёныша, показывалась на несколько секунд, а затем скрывалась обратно в яйцо. Рядом табличка поясняла: фото на свой фотоаппарат - 50 рублей. Но нам же не надо третьего свежекупленного, даже на свой фотоаппарат, правда?
   Рядом с яичным трио стояла группа разновеликих осёдланных динозавров, на самом высоком из них уже качалась в разные стороны храбрая девочка. Рядом табличка поясняла: прокат динозавра - 100 рублей. Я заволновалась было, что третьего свежекупленного миновать не удастся. Но волновалась зря: Игорян посмотрел на осёдланных динозавров недоверчиво, и пошёл мимо - туда, где шумел водопад, а на скале, выше всех, гордо сидел и выкрикивал что-то своё птеродактиль. Крылья его шевелились как настоящие.

Там вообще многое шевелилось, поворачивалось в разные стороны и спереди, и сзади.
Из воды возникала с нечеловеческим криком зелёная голова, а потом снова уходила под воду.


   Тираннозавр, похожий на игрушку из "Детского мира", увеличенную во много раз, открывал огромную пасть, размахивал маленькими передними ручками.
   Но, конечно, всё это не в натуральную величину. Настоящие динозавры были гораздо крупнее.





Мы обошли весь динопарк три раза подряд.
 - Вот это всё я хочу изучать! - приговаривал Игорян. - Вот это всё древнее!
   Потом мы вышли в оставшийся большой зоопарк. Говорят, что незаменимых нет. Но мне кажется, что иногда, в очень редких случаях, они всё-таки есть. С тех пор, как умер в прошлом году создатель, бессменный директор и хранитель нашего зоопарка Ростислав Александрович Шило, что-то изменилось, что-то очень заметно изменилось. Что-то на уровне души. Наверное, нечто похожее чувствовал пушкинский заповедник, когда у него не стало Семёна Степановича Гейченко.
   И теперь самая маленькая матрёшка, последняя. заветная, надёжно спрятана от наших глаз. За пеленой свежекупленного, второго свежекупленного и третьего не всегда бывает просто разглядеть самое сердце.
Игорян шёл мимо клеток не останавливаясь.
 - Знаешь, почему я не смотрю на зверей? - объяснил он. -  Чтобы древнее из моей памяти не улетело.
Так здесь живое, а там-то динамики.
   Но возле клетки со спящим львом мы постояли. Лев спал так, словно зашло солнце. Он был тяжёлый и мягкий даже издалека. Тихо лежала его грива, и было невозможно насмотреться на спящего льва. А ему было всё равно - что солнце, что царь, что красивый очень. Лев спал.
Вдруг толстый мальчик прибежал, топоча.
 - Лев! - пронзительно кричал он во всё горло своим родителям. - Там спит лев!
   И стало так страшно, как за ребёнка. Вот он уснул с таким трудом, угомонил кое-как своё неспокойное тело, свою чистую душу. А кто-то неосторожный пришёл кричать и сейчас спугнёт.
   Но лев не проснулся. Он был надёжно защищён от всего свежекупленного.

2 комментария:

  1. Ирина, как будто так же, с вашими словами, как льву, спокойно становится, пусть горько порой и ещё как-то нехорошо, но прочитаю и спокойно, и про себя понятно словно, что я, что права (в чём-то, совершенно далёком, казалось бы, от темы поста, а нахожу здесь поддержку и уверенность). Спасибо вам! А про незаменимых, вспомнила главного редактора журнала Story Владимира Чернова. С его уходом что-то незаметное будто сразу и бесповоротно изменилось. Да и раньше не всё нравилось и потом оставались любимые рубрики, но настолько два разных мира, я не смогла читать, перестала покупать.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. И вам спасибо, Катя, за то, что я тоже так чувствую. За спокойствие, за уверенность в том, что моя система координат не пустая, за разговор. За Паустовского, который тоже незаменимый. Есть такие люди-звёзды, после ухода которых в человеческом пространстве остаются чёрные дыры, и ничем эти дыры не прикрыть, не заштопать. Я помню, когда узнала о смерти Даррелла, первая мысль была: "А как же теперь зоопарк?" Да как... Хорошо, наверное. Только всё равно осиротел.

      Удалить