Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 20 февраля 2017 г.

Неясный Яснов

   Как всякое типичное дитя своего времени, я с большой любовью относилась к мультфильму "Чучело-мяучело". Жалела эти огромные лучистые глаза на чёрном кошачьем лице. Глядя на то, как слёзы ручьём текут из водосточной трубы, плакала сама. Очень хотела прокатиться на солнечных качелях - прямо над городом. У меня был такой календарик, и очень хотелось ещё в придачу значок.
   Позже я узнала, что автор стихов про то, как утро начинается - Михаил Яснов, и очень долго это имя ассоциировалось у меня исключительно с Чучелом-мяучелом. Даже потом, когда были прочитаны многие другие стихи. Михаил Яснов не входил в мой список избранных, но всегда был автором со знаком качества: не подведёт, не обманет ожиданий.
   Каждый год в Новосибирске традиционно проходит литературный фестиваль "Белое пятно", и несколько лет назад я решила посетить один из его семинаров - о современных проблемах детской книги.
   В президиуме сидели литературные отцы нашего города и почётные гости, среди которых выделялся пышной и кудрявой своей шевелюрой Михаил Яснов. Я обрадовалась: интересно, что он скажет? Но мои ожидания оказались напрасными: за всё время Михаил Давидович не проронил ни слова, он сидел и задумчиво смотрел на выступающих сквозь очки. Может быть, его посадили в президиум, чтобы придать мероприятию солидности и веса? Чтобы с гордостью написать потом в новостях: среди участников фестиваля - известный детский писатель Михаил Яснов?
   Да и что он мог сказать? О чём говорить, по большому счёту? Делать надо, тогда и проблем не будет. Строителям - строить, писателям - писать. Может быть, сидя в президиуме, Михаил Яснов тихо и сосредоточенно обдумывал очередное стихотворение? Искал, как перевести с другого языка неподдающуюся строку? Он ведь и переводчик тоже.
   Однажды, во время своих бесконечных блужданий по Лабиринту, я набрела на сборник стихов грузинских поэтов "Камешек и волна". Для дошкольного и младшего школьного возраста. Перевод Михаила Яснова.

   Тут многое сошлось во мне: вспомнился Николоз Бараташвили, превосходно озвученный Пастернаком:
                        Цвет небесный, синий цвет,
                        Полюбил я с малых лет.
                        В детстве он мне означал
                        Синеву иных начал.

                        И теперь, когда достиг
                        Я вершины дней своих,
                        В жертву остальным цветам
                        Голубого не отдам...
   И засиял бессменный знак качества рядом с именем Яснова. Я предвкушала необычное - особенный, колоритный юмор; яркий красивый жест; мудрость, гордую и простую, как хрустальная чистота ручья, берущего начало высоко в горах.
   Книга превзошла все самые смелые мои ожидания. Только, к сожалению, со знаком минус.
Во-первых, показалось, что все стихи написаны одним человеком - я не уловила никаких стилистических различий, никакой авторской индивидуальности. С хрусталём родника и гордой мудростью тоже как-то не задалось, с первых же страниц. Коротко и ясно.
    Я была в недоумении. Зачем делать сложнейшую работу, переводить с языка на язык, если в любом книжном магазине можно найти в избытке такого добра на родном русском - в красочных тонких книжицах для самых маленьких?
   Я вспомнила, как однажды развернула свежий номер "Пионера" в далёком 1990 году. Журнал в то время начал преображаться, пускать к себе новых интересных авторов, всячески демонстрируя лояльность к другому, непривычному творчеству. Так, он отобрал для публикации "Считалочку" Игоря Иртеньева:
                   Раз.                      Шесть.
                   Два.                     Семь.
                   Три.                     Восемь.
                   Четыре.               Девять.
                   Пять.                   Десять.
   Кто-то здесь явно сошёл с ума. Вопрос - кто? Я или высочайшая редколлегия? Но только не автор: не исключено, что в данный момент он работает над продолжением: "Одиннадцать. Двенадцать. Тринадцать..."
   В том же номере было напечатано произведение Тима Собакина "Песенка трёх бегемотиков, когда они встречаются с серым волком":
                 соль ми до ля
                 соль ми ре-е
                 соль ми ре-е
                 соль ми до

                 соль ми до ля
                 соль ми ре-е
                 соль ми ре соль
                 до-о-о-о... 
   Я так и не смогла понять, зачем это? Показать на конкретных примерах, что лира тоже может барахлить? А как же тогда добрые чувства?
   Но я сразу и очень сильно пожалела о покупке сборника "Камешек и волна" даже не из-за его стихов, а из-за чудовищных иллюстраций. Навсегда мне суровый урок - распечатывать затянутые плёнкой книги прямо в пункте выдачи, потому что обложка не предвещала такого ужаса.




   Я впервые в жизни испытала чувство абсолютного неприятия: книгу не хотелось держать ни в руках, ни в сердце, ни дома. Подарить кому-нибудь? Девочка, хочешь конфетку?
   Нет, я грех такой на душу не возьму. Разве что посоветую в новейший учебник по биологии, в раздел про червей-паразитов.
Ещё немного доброты.



   Признаюсь честно - это нокаут. Моя самая большая неудача на Лабиринте на сегодняшний день.
   В период самых больших предновогодних скидок я снова блуждала его запутанными коридорами и неожиданно вышла на книгу, которая как-то сразу меня позвала: Симмс Табак "У Иосифа было пальтишко".
   Я стала присматриваться: перевод Михаила Яснова. Но теперь мне уже не всё было так ясно, не факт. Потом решила: будь что будет, Чучело-мяучело возобладало в душе и сердце. И наградой за смелость случился со мной полный восторг, хоть я обычно и не жалую книги с одной строчкой на странице. Но здесь другое.
   Текст - проще не бывает, но каждое слово - как часовой - на своём месте. История преображения одного пальтишки.





   В страницах были прорезаны дырки соответствующей формы - для наглядной демонстрации того, как меняется судьба вещи: из куртки жилет, из жилета шарф, из шарфа галстук, из галстука носовой платок...
   "Ты, наверное, за эти дырки деньги и заплатила", - скептически сказала моя умудрённая кое-каким жизненным опытом дочь. Но когда прочитала, присоединилась к моему мнению. Игорян искал кошек на каждой странице. Я люблю, когда так нарисовано. Такие цвета, такие лошадиные лица...
   После всех метаморфоз пальтишко превратилось в пуговицу для застёгивания подтяжек.




И, наконец, самое главное.

   И теперь, когда я сама сделала выводы, мне всё ясно. Как день.


"У Иосифа было пальтишко" на Лабиринте

7 комментариев:

  1. Ириш, ты как тот Иосиф - из покупки "ни о чём" создала пост-конфетку.
    Книжка, конечно - шок. После таких иллюстраций не только мушка сиротой рискует остаться, но и родственники каждого, кто на это взглянет. Расчленёнка пасхального котика вгоняет в дрожь, а вид Шарика-фонарика действует лучше любого слабительного.
    А я буквально вчера испытала подобное недоумение, читая дочке Булычёва. Нет, я, конечно, понимаю, что редко кому удаётся в жанре литературного сериала остаться ярким, свежим, интересным собеседником. И от книжки к книжке прекрасная гостья из будущего становится всё потрёпанней и второсортнее. Но тут уже перебор:

    "— Ну и дела, — удивился аукционист. — А ты почему, мальчик, без родителей?
    — Я убил моих родителей, — спокойно ответил мальчик. — Но меня нельзя было посадить в тюрьму, потому что мне тогда было всего семь лет.
    — Почему ты их убил? — громко спросили хором три одинаковых джентльмена в одинаковых черных цилиндрах.
    — Они мне мешали смотреть телевизор, — ответил мальчик. — Еще и часа нет, как начинается: пора в постель, завтра в школу! Я терпел это издевательство три года, а затем — вжик!"
    Вот такие дела....

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Юль, знаешь, я даже не шок уже испытываю в таких случаях, а чувство глубочайшего стыда и жалости к стареющему мэтру, лира которого износилась и окончательно пришла в негодность, и он сам это прекрасно понимает, но почему-то не может достойно выйти из игры. Уже и Успенский давно не Успенский, и Крапивин уже лет 20 как всё переливает из пустого в порожнее. А Булычёв-то... Фантаст ведь. Кто как не он должен чувствовать ответственность за жизнь Земли и всё, что происходит на нашей пока ещё живой планете.

      Удалить
  2. Знакомый по многим отзывам Иосиф, после первого кошмара была рада его встретить). А к Яснову давно отношусь настороженно, хотя одна книга стихов его у нас есть. И ещё Месье, месье, который час - сборник французской современной (очень разной) поэзии в его переводе, нравится, очень. И иллюстрации Бычкова тоже, именно в этой книге.
    Прочитала выше про Булычёва, жуть.. и ужасно жалко. Не ожидала.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Катя, меня убило наповал, что жуткая книжка была издана ДЕТГИЗом. В моём-то понимании ДЕТГИЗ безоговорочно обязан выдавать отменное качество, хотя бы в память о тех великих людях, которые там трудились в разное время. Но нет. Сейчас, видимо, другие критерии, и читательское доверие в них не входит. Но это тоже ведь особый вид радости - от того, что ты хотел купить книгу, но счастливо избежал этой оплошности. У меня так было с новым сборником Тима Собакина для взрослых и детей. Спасибо рецензентам за подробности:
      ТАМ
      только море
      будто ртуть
      блестело выпуклой рекою
      и дама щупала рукою
      свою резиновую грудь.
      Сейчас всё, что не классика, можно покупать к себе домой только после тщательной проверки. Это закон.

      Удалить
    2. О, ДЕТГИЗ сейчас часто бывает странным, вот как раз его Яснова я и не стала покупать когда-то, только это была другая книга, с мрачными тёмно-грязными рисунками, абстрактными громоздкими образами и весёленьким названием Детское время http://www.labirint.ru/books/139379/
      Ох, Тим Собакин. Я, конечно, знаю, что он вот такой, вдруг и неожиданно, но не до такой же степени, как жалко, а мы его с Лёвой так хорошо читали летом в библиотечной книге, очень жалко.

      Удалить
    3. Была какая-то история, с ДЕТГИЗом, если я не ошибаюсь. Его собирались продавать, но удалось спасти. Очень возможно, там сейчас у руля другие люди, далёкие от принципов Маршака и его команды. Жалко, когда прерываются такие традиции.
      Собакин - да. Очень его люблю, большого таланта человек, но как выдаст иногда... Будем считать, что это издержки его противоречивой, нестандартной творческой личности.

      Удалить
    4. На "Детском времени" нужно сделать пометку: "Для самых смелых". Я бы в детстве точно не смогла уснуть после такого лауреата, я была очень впечатлительным ребёнком.

      Удалить